aif.ru counter

«Детдом вспоминаю с теплом». Как сироты военного Сталинграда стали семьей

В Волгограде собрались воспитанники Арчединского военного детского дома. Корреспондент «АиФ»-НП» узнал, как прошла их встреча, как они в свое время пережили сталинградскую бомбежку, почему не любят носить медали.

К счастью, всё плохое забывается, и сейчас арчединские детдомовцы стали как одна семья.
К счастью, всё плохое забывается, и сейчас арчединские детдомовцы стали как одна семья. © / Наталья Кузьменкова / АиФ

Арчединский специальный детский дом был создан в 1943 году в поселке Школьном Фроловского района Волгоградской области. За время войны через него прошли 820 человек. Это люди, подобранные на развалинах, доставленные из детских приёмников, изголодавшиеся и больные. Каждый год они собираются вместе. На этот раз на встрече побывал корреспондент «АиФ»-НП» и узнал, как как они пережили Сталинградскую битву, как сложилась их судьба, почему не носят ордена, чего до сих пор боятся и о чем вспоминают.

Седой мышонок

«Я был в Сталинграде, когда немцы оккупировали город, - рассказывает 86-летний Виктор Сергеев. - Помню, как выползали по ночам из подвалов, чтобы найти еду. А найти что-то можно было только у убитых. Если лежал русский солдат, то в кармане было четыре-пять сухарей. Немцев же в то время снабжали провизией хорошо, они жили как короли».

Кстати
2 сентября 1942 года фашисты расстреляли 47 воспитанников детдома для умственно отсталых детей в станице Нижне-Чирской Сталинградской области. Им было от 4 до 12 лет. Детям стреляли в голову, а затем скидывали в яму. На её дне, кроме тел, потом нашли игрушки, машинки, рогатки…

Виктор Семёнович помнит самую первую и страшную бомбёжку Сталинграда 23 августа 1942 года.

«Горело всё! Было жутко. Я до сих пор не переношу звуков самолётов. Бывает, копаюсь в грядках на даче, слышу - летит. Сразу закрываю уши и пригибаюсь, ничего не могу поделать с этим», - признаётся Сергеев. 

У Виктора Семёновича было два брата. Старший брат погиб, упав в расплавленный металл на «Красном Октябре», а младшего в клочья разорвал взрыв.

«Мне господь позволил жить за всех, - рассказывает Сергеев. - Вы слышали, меня тут позвали: «Мышонок»? Это моя детдомовская кличка. Дали, потому что всю жизнь был шустрым». 

Друзья детства с трепетом относятся друг к другу, забывая о годах. «Видите этих мальчишек и девчонок? - указывая на собравшихся детей военного Сталинграда, говорит он. - Каждый год мы встречаемся».

Виктор Сергеев всю жизнь проработал на судостроительном заводе шлифовщиком, где его ценили за золотые руки. В свое время он даже получил орден Ленина за труд.  Но кроме работы в его жизни была еще одна настоящая страсть - танцы.

«Танцевать начал ещё в детдоме, потом в армии попал в ансамбль кубанских казаков, - вспоминает Виктор Семёнович. - После танцевал в коллективе у заслуженного балетмейстера Анны Крепс. Там и нашёл жену». У Сергеева есть дети, внуки и пра­внуки. 

«Ой, да не ношу я свои ордена, не люблю хвастаться, - говорит Сергеев. - Вечерами выхожу погулять на бульвар, смотрю на молодёжь. Какие же все красивые! Не то, что мы были: голодные, худые, ходили в оборванном… Страшно вспомнить! А сейчас душа радуется, когда детишки гуляют с родителями, резвятся у фонтанов, бегают, катаются на велосипедах…».

Маленький лейтенант

«Я попала в детдом в девять лет, - вспоминает Фаина Карякина. - Маму убило, сестрёнка умерла на руках, крёстная полегла от первой пули, а её малышечка трёх дней от роду умерла от голода. Не знаю, почему я выжила». 

Её без сознания нашли солдаты и определили в госпиталь. 

«Там работала медсестра Зоя, которая хотела забрать меня к себе, но начальник госпиталя не разрешил ей», - объясняет Карякина.

Специально для Фаины сшили форму: гимнастерку, брюки, шинель. Дали огромные сапоги.

«Вот в таком виде я и прибыла в детдом, - с улыбкой и со слезами рассказывает она. - Дети выбежали и давай кричать: «Лейтенант! К нам приехал лейтенант!».

Рассказывает, что смерть буквально дышала в затылок. Дело было не только в том, что в любой момент фашисты могли сбросить бомбу и уничтожить детдом. Одежды, медикаментов, еды не хватало, поэтому, когда ребята заболевали, шансов выжить у них практически не было.

«Каждый день мы могли погибнуть, - говорит Карякина. - Но, если честно, о периоде своей жизни, проведённом в детдоме, всегда вспоминаю с теплотой».

На её долю и после войны выпало немало испытаний. 

«Когда папа нашёл и забрал меня из детдома, у него уже была вторая семья, и мачеха выгнала меня. Целую неделю, пока сдавала выпускные экзамены, я питалась одной водой и ночевала в школе. Подруга рассказала об этом своей маме, которая потом приходила меня покормить, - вспоминает Фаина. - Так началась моя самостоятельная жизнь, а в тот дом я так и не вернулась. После школы поступила на медика, чем очень горжусь, ведь на моей совести не одна спасённая жизнь!».

Первый муж, красавец лётчик-истребитель, бросил её, как только узнал диагноз «онкология». Зато второй брак подарил много счастья, детей, а теперь внуков и правнуков. 

Арчединцы считают себя семьёй и в 2000 году объединились в общественную организацию. В августе они традиционно едут в посёлок Школьный, где возлагают цветы к памятнику павшим и к могилам детдомовцев, не переживших то страшное время.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как онлайн поставить авто на учет в Госавтоинспекции?
  2. В Волгоградской области заработала «горячая линия» по профилактике гриппа?
  3. Правда ли, что за раздельный сбор мусора снизят тариф?