Сергей Новицкий 0 110

Вдохновил Кусто. Участник советской кругосветки об акулах, рифах и дайвинге

Что удивило наших путешественников за границей, зачем был создан «Волжский плавучий университет», какие микроорганизмы сегодня угрожают Волгоградскому водохранилищу, читайте в материале «АиФ-Волгоград».

Александр Плякин / Из личного архива

В этом году уникальный межвузовский образовательный проект «Волжский плавучий университет» отмечает 20-летие. У истоков его создания стоял участник первой советской кругосветки на парусной яхте, океанограф и путешественник, доктор экономических и кандидат географических наук Александр Плякин.

Как проходило обучение в плавучем университете, что удивило советских путешественников за рубежом, интересно ли дайверам в России, узнал «АиФ-Волгоград».

Поход на волгоградское «море»

Сергей Новицкий, «АиФ» - Нижнее Поволжье»: Александр Валентинович, с чего всё начиналось?

Александр Плякин: Началось всё с идей Жака-Ива Кусто. Великий француз видел будущее цивилизации в развитии экотехнологий на основе изучения законов Мирового океана. Большую популярность получила его идея создания при университетах международной сети кафедр Кусто-ЮНЕСКО.

Я увлёкся его идеями, когда работал в институте океанографии АтлантНИРО в Калининграде, ходил в океанические и морские исследовательские экспедиции. Даже участвовал в круго­светке на парусной яхте «Икар» в 1987-1988 годах. 

Досье
Александр Плякин родился в 1960 году в Ростовской области. Окончил океанологический факультет Ленинградского гидрометеорологического института. Действительный член Русского географического общества. В настоящее время работает в Волжском институте экономики, педагогики и права.

- Расскажите о ней.

- Экспедиция оказалась трудной. Вышли мы из порта города Николаева 9 сентября 1987 года, а уже через месяц прошли серьёзное испытание штормом в море Альборана около Испании. Экваториальная зона Атлантики встретила нас штилем и изнуряющей жарой. Но самое сложное было за мысом Доброй Надежды. Там нас трепало штормами неделями. Весь маршрут в водах Южного океана проходил в полосе постоянных штормов. Каждодневные вахты на палубе превращались в тяжёлую физическую работу, спали между вахтами  урывками, буквально по 4 часа. 25 марта 1988 года мы достигли мыса Горн. Всего за 325 ходовых суток мы тогда прошли 31 тысячу морских миль, посетив Канарские острова, Тасманию, остров Святой Елены. В Николаев вернулись летом следующего года, все очень уставшие, но с чувством выполненного долга.

- За основу «Волжского плавучего университета» взят принцип: образование через исследование. Что это значит? 

- Принцип прост: начинающий эколог, биолог, гидролог никогда не состоится как профессионал, если не пройдёт в процессе обучения в вузе исследовательскую учебную практику в условиях реальной экспедиции на настоящем судне. Во время учебной практики на Волгоградском водохранилище студенты учились работать с гидрологическими приборами и оборудованием, осваивали методики наблюдения за погодой, течениями, загрязнениями воды.

Сегодня в России успешно действует около десятка аналогичных исследовательских проектов для подготовки учёных. Значит, тогда, 20 лет назад, мы нащупали верный путь - мы стали третьими в России, применившими метод практического обучения, - после МГУ и Российского государственного гидрометеорологического института в Северной столице. 

Любовь и море 

- Когда была первая студенческая экспедиция? 

- В 1998 году на парусной яхте «Аира» на Волгоградском водохранилище. Потом нашим постоянным партнёром стал региональный филиал Росгидромета. На судне метеорологов «Шторм» мы провели большую часть учебных экспедиций.

Через плавучий университет прошло свыше 200 студентов-экологов, на материалах наших экспедиций защищено 62 выпускных квалификационных и 104 курсовых работы, защищено три кандидатские диссертации. А ещё в наших «хождениях по пресноводному морю» и Волге родилось 13 крепких семей. 

- За 20 лет состояние водохранилища сильно ухудшилось?

- Каждое лето с ростом температуры воды на водохранилище бурно развиваются опасные для обитателей этого водоёма и для безопасного водоснабжения токсичные сине-зелёные водоросли. Пока, по нашим данным, год от года проблема «сине-зелёнки» усугубляется. Для её решения предлагаются различные биологические методы чистки водоёма, замещения опасных водорослей более безопасными микроорганизмами. Но по существу проблема не решена.

Второй негативный аспект в том, что берега водохранилища на некоторых участках (Молчановка, Нижний Балыклей и другие) продолжают стремительно разрушаться под воздействием ветра и волн. Благодаря нашему мониторингу абразии (волнового разрушения. - Ред.) берегов водохранилища, этот процесс находится под контролем. Что касается борьбы с разрушением берегов, то необходимость применения инженерной защиты береговой линии по-прежнему актуальна. 

Не прикармливайте акул

- Дайвингом вы под влиянием Кусто увлеклись? 

- Да, хотелось почувствовать дух тех мест, где рождались идеи единства человека и моря. 

На Мальдивах меня потрясло трепетное отношение людей к океану и его обитателям. Там  к кораллам запрещено даже прикасаться, чтобы не ухудшить состояние кораллового рифа. Нам бы такое трепетное отношение к природе.

- Стоит ли дайверу бояться нападения акул? Или это всё страшилки для непосвящённых? 

- Не все акулы опасны. Но даже кровожадные виды нападают лишь в том случае, если голодны и чувствуют кровь жертвы.

Фото: Из личного архива/ Александр Плякин

Когда мы погружались на Мальдивах, неподалёку от нас кружились серые рифовые акулы, потенциально опасные для ныряльщиков. Но никакой агрессии с их стороны мы не наблюдали. Находясь под водой, следует запомнить простое правило - не лезь куда попало и ничего не нарушай. Так, на Красном море местные гиды привлекали акул кусочками рыбы с кровью, чтобы доставить зрелищное удовольствие туристам. В итоге акула напала на пловца, приняв его за дармовое угощение.

Фото: Из личного архива/ Александр Плякин

- А в России есть места, где интересно дайверу? 

- Да. Например, наши дальневосточные моря и Белое море. Но положение с инфраструктурой для дайверов у нас в стране оставляет желать лучшего. В России есть немало уникальных мест для наблюдения за подводным миром, но присутствие там туристов требует серьёзного развития индустрии гостеприимства.  

Да, у нас есть природные парки, великолепные красоты, но нет туристического кластера,  когда сообща пространственную экономическую матрицу, индустрию гостеприимства формируют по программному принципу власть, население, бизнес.

Вообще, Мировой океан так интересен, что целой жизни не хватит, чтобы его исследовать. Например, в водах Средиземного моря вблизи Туниса местные рыбаки ещё лет сто назад случайно обнаружили затонувшую античную галеру. Её груз составляли древнегреческие колонны с капителями и цоколями, множество шедевров античного искусства, бронзовые статуи, амфоры, фаянсовые канделябры, светильники. Подъёмом сокровищ «галеры Махдия» в 1948 году занималась команда Жака-Ива Кусто вместе с Фредериком Дюма и Филиппом Тайе. В то время впервые был использован акваланг Кусто, что означало рождение целой науки - подводной археологии. Столь же много находок таят Чёрное и Азовское моря. 

Я искренне жду того момента, когда жить, отдыхать, путешествовать по нашей Родине будет столь же комфортно, как и интересно. 

Фото: Из личного архива/ Александр Плякин

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Где посмотреть проекты благоустройства Волгограда и проголосовать за них?
  2. Законно ли отключать коммунальные услуги должникам?
  3. Что будут производить в новом медицинском центре в Волгограде?