Лариса Шеремет 1 2947

Залечили до смерти? Родные учителя требуют наказать его врачей

36-летний мужчина угас за несколько дней в то время, когда медики уверяли, что он идет на поправку.

Михаил Ковалёв уже никогда не сможет обнять своих детей.
Михаил Ковалёв уже никогда не сможет обнять своих детей. © / Из личного архива

Известие о смерти 36-летнего Михаила Ковалёва повергло в шок всех, кто его знал. Никто не мог поверить в то, что этот крепкий спортивный мужчина, учитель физкультуры, мог за несколько дней уйти из жизни. Он умирал в муках на глазах у лечащего врача, который ничего не предпринимал для его выздоровления, а пытался внушить, что пациент идёт на поправку.

«Беспокоят из-за ерунды»

Воспитанники Михаила близко к сердцу восприняли потерю замечательного наставника, который достойно продолжал семейную династию учителей. Родители по сей день не могут оправиться от нежданно обрушившегося горя. Им и сейчас хочется верить, что это лишь страшный сон и однажды улыбающийся Михаил войдёт в родительский дом.

Михаил так нужен десятилетнему сыну. Он запомнит папу, которым всегда гордился. Дочка, которой через два месяца после похорон исполнился годик, конечно, не запомнит то, как он пеленал её, нянчил, играл. У молодого, полного сил и энергии мужчины были большие планы на будущее, но все они были перечёрк­нуты ошибочным диагнозом, неадекватным лечением.

Родственники подали иск к лечебным учреждениям Волгограда, которые своевременно не смогли выяснить причину болезни Михаила Ковалёва, и сейчас в Дзержинском районном суде Волгограда рассматривается гражданское дело. По словам родственников, для них главное не наказать рублём, а доказать в судебном процессе, что Михаил Ковалёв умер из-за врачебной ошибки, неправильно поставленного диагноза.

«28 апреля у брата поднялась температура, он позвонил в поликлинику, вызвал врача на дом, - рассказывает сестра Михаила Елена Ковалёва. - Но врач не пришёл. В поликлинике сказали, что это якобы мы виноваты: неправильно указали номер квартиры. На следующий день врач-терапевт из клинической больницы скорой медицинской помощи № 15 осмотрел брата, установил диагноз ОРВИ и выписал противовирусные препараты. Но температура не снижалась, Мише становилось с каждым часом всё хуже. Родители вызвали «03». Врач сделала жаропонижающий укол, а затем обругала родителей за то, что они потревожили бригаду «скорой» по такой ерунде».

Михаил принимал лекарства по рекомендации врача, но с каждым часом ему становилось хуже. 2 мая он был настолько слаб, что отправился на приём к терапевту в поликлинику в сопровождении отца. Осмотрев  Михаила, участковый врач подтвердила диагноз ОРВИ и рекомендовала продолжить приём противовирусных препаратов, лечение в стационаре не предполагалось. Родственники сами обратились с просьбой сделать рентген и добились госпитализации Ковалёва в больницу № 16.

Как сообщили родственники, лечащий врач в больнице определил ошибочный диагноз, связанный с заболеванием лёгких, и, как выразился сам медик, назначил лечение «по стандартам» - антибиотиками. Жалобы на боли в области груди, одышку, высокую температуру, отёки нижних конечностей лечащий врач проигнорировал.

«Вечером 6 мая Миша позвонил папе и попросил привезти ему кислородную маску:  он не мог дышать, - продолжает Елена. - Утром мы с женой Миши поехали в больницу. Там впервые познакомились с лечащим врачом. Он зашёл в палату, полистал карточку Миши. «Все анализы отличные. Просто пациент нервный. Ему если и нужна помощь, то психиатра», - сказал он нам. На мой вопрос о дополнительных исследованиях, о том, что лечение не помогает, брату всё хуже, врач ответил просто: «Прокапаю и через три дня выпишу». Это правда: брат был на грани нервного срыва. А знаете почему? У Михаила неоднократно в стационаре был отёк лёгких. Это потом показали результаты вскрытия. Боль в грудной клетке была такой нестерпимой, что брат трое суток сидел на стуле. Из-за отёка он не мог лечь: сразу начинал задыхаться».

«Разберёмся»

По пояснениям сотрудников лечебного учреждения, которые сейчас дают показания в гражданском процессе, лечащий врач игнорировал не только мольбы родственников обратить внимание на ухудшающееся самочувствие Михаила, но и советы коллег.

«Дежурный врач и медсестра сообщали лечащему врачу, что пациент тяжёлый, что клиническая картина не соответствует диагнозу, но он ничего не предпринимал, только обещал: «Разберёмся», - говорит представитель семьи Михаила Ковалёва в суде Анна Кузнецова, у которой помимо юридического есть медицинское образование. - Боль в груди - значит, лечим лёгкие, а то, что там ещё и сердце, лечащий врач, видимо, забыл? Есть отличия в патологии сердца и лёгких. Одышка, отёки рук и ног, то, что больной не мог принять горизонтальную позу и вынужден был сутками сидеть, - это признаки проблем с сердцем. Если лечение не приносит больному облегчения, его направляют на комплексное обследование, в том числе и сердечно-сосудистой системы. В данном случае не только специальные, но и традиционные лабораторные исследования не были проведены. Судя по медицинской карте больного, был сделан общий анализ крови только при поступлении в стационар. Анализ на чувствительность к антибиотикам и повторный анализ крови сделаны не были. Лечащий врач видел, что пациенту всё хуже, но продолжал колоть антибиотики, которые не приносили облегчения. И при этом он пытался убедить родственников и заведующую отделением больницы, что пациент идёт на поправку! Заведующая поверила лечащему врачу, не убедившись в состоянии пациента. А ведь именно заведующий несёт ответственность за всех пациентов отделения!»

Только 8 мая по настоянию врача, заступившего на дежурство, Михаила перевели в реанимацию 16-й больницы. И только после того, как родственники Михаила Ковалёва позвонили в этот день на горячую линию областного комитета здравоохранения, с горем пополам собрался консилиум, на котором было принято решение перевести Михаила Ковалёва, который к тому времени находился на грани жизни и смерти, в Волгоградскую областную клиническую больницу № 1.

«Лишь в областной больнице врачи установили, что у пациента не ОРВИ, как решил врач 15-й больницы, и не пневмония, как полагал врач в 16-й больнице, а сердечное заболевание - эндокардит, - говорит другой представитель Ковалёвых в суде Ирина Панасенко. - 12 дней врачи реанимационного отделения областной больницы боролись за жизнь Михаила, но спасти не смогли. Молодой мужчина, который никогда в жизни не жаловался на здоровье, умирал мучительно: отёк лёгких, отёк головного мозга, сепсис… Если бы сразу установили правильный диагноз и лечили, как положено при сердечном заболевании, Михаил был бы жив. Но шанса выжить врачи ему не дали».

Верхушка айсберга

Суд по делу родственников Михаила Ковалёва взял тайм-аут на время проведения судебно-медицинской экспертизы. Представители ответчиков - больниц № 1, № 16 и № 15 и клинической станции скорой помощи - просили суд поручить проведение экспертизы Волгоградскому областному бюро судебно-медицинской экспертизы, мотивируя тем, что при направлении медицинской документации в другой регион она может исчезнуть; возражали против ходатайства родственников назначить проведение экспертизы в независимом от Минздрава экспертном бюро. При этом в ходе судебного заседания представитель больницы № 15 заявил, что оригинал медицинской карты Ковалёва в больнице отсутствует. Не секрет, что врачебные ошибки одни из самых сложных для судебного разбирательства во многом потому, что они часто защищены корпоративной солидарностью медиков. Экспертизы, которые назначаются следствием или судом, проводятся в организациях, которые находятся в подчинении Минздрава. И если иск предъявляется к больнице, за которую несёт ответственность облздрав региона, то судмедэкспертизе как-то нелогично своё же ведомство выставлять «виновным», что чревато финансовыми потерями и запятнанной репутацией.

По решению Дзержинского суда экспертиза будет проводиться не в Волгограде, а в Саратове, но в судебно-медицинском бюро, подчиняющемся Минздраву. Родственникам умершего Ковалёва хочется верить в то, что в этот раз заключение эксперта будет объективным.

Собратья по несчастью

Десять месяцев волгоградец Арам Мачкалян добивается привлечения к ответственности виновных в гибели его жены и новорождённого сына. 27-летняя Елена Мачкалян на 30-й неделе беременности почувстовала себя плохо, температура поднялась. В поликлинике сказали, что это грипп. Но температура не снижалась, и будущей маме вызвали «скорую помощь». Женщину зачем-то из Волгограда перевезли в одну из больниц Волжского. А дальше Елену с интервалом в два дня отфутболивали из больницы № 2 в Волжский перинатальный центр и обратно. Во время этих переездов женщина пережила две клинические смерти. Араму сообщили, что ребёнок умер, а Елена впала в кому. Через 13 дней не стало и её.

«Я не верю, что сын родился мёртвым. На фото со вскрытия у него на пуповине была прищепка, которую крепят только живым деткам, - говорит Арам Мачкалян. - У меня ушло полгода на борьбу с облздравом, и всё для того, чтобы мою супругу признали как умершую роженицу. У меня за десять месяцев скопилось 11 ответов из облздрава. В десяти ответах - врачебных ошибок нет. В 11-м - ошибки обнаружились. Заведующая патологоанатомического  бюро Герасименко выдала две справки о смерти. Одну  26 января, а вторую - 7 сентября. И там указаны абсолютно разные причины смерти. Это как?»

Арам добился возбуждения уголовного дела по статье «причинение смерти по неосторожности». 

По данным Следственного комитета России, ежегодно от врачебных ошибок гибнут сотни пациентов. Но это лишь «верхушка айсберга». Даже если у родственников есть свидетельства того, что больной умер от ненадлежащего оказания медицинской помощи, не факт, что «врача-убийцу» привлекут к уголовной ответственности. По данным всё того же СК РФ, жалоб на непрофессионализм врачей поступает в сотни раз больше и только в 1% случаев людям удаётся доказать в судах, что причиной трагедий стала «врачебная ошибка». У многих родственников умерших пациентов дело не доходит до судов: у них опускаются руки. Но есть и те, кто намерен идти до конца.  


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. НатальяC
    |
    15:07
    20.12.2017
    0
    +
    -
    Страшно представить, что равнодушие медицинских работников и их не компетентность, стали причиной смерти молодого, активного, спортивного человека. Родители остались без сына, сестра без брата, жена и дети без мужа и отца. Ведь было время помочь и спасти Михаила. Было время для оказания помощи, постановки правильного диагноза и спасения жизни. Кто сейчас ответит за раннюю, мученическую смерть молодого мужчины? Таких бездушных врачей нельзя допускать до лечения людей.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Почему на новом мосту через Ахтубу так часто происходят ДТП?
  2. Как малоимущим получить выплаты из средств маткапитала?
  3. Кто может увидеть золото сарматов в Волгоградском краеведческом музее?